Интервью основателя Social Club Римский-Корсаков Анны Григорьевой с художницей Полиной Демидовой.

«Римский-Корсаков – это любовь с первого взгляда»
Анна Григорьева: Полина, расскажи, почему ты выбрала технику коллаж?
Полина Демидова: Любому молодому художнику, который закончил Академию, хочется создать свой узнаваемый стиль, сказать новое слово в искусстве, найти себя и не затеряться в толпе профессиональных, но однотипных рисовальщиков. Когда тебе 20 так, наверное, это юношеский максимализм молодого творца.
Коллаж для меня – это как дополненная реальность. Я могу изобразить натюрморт в стиле голландцев 17 века, но обогатить его розами с фирменными орнаментами знаменитых брендов, тюльпанами из текстов fashion индустрии и просто модными желтыми босоножками. Это игра, мой собственный юмористический моноспектакль.
Еще, в этой технике изображение очень обогащается за счет материалов, которые я использую. Глянец для подростков уходит на второй план и в фавориты выходят, например, журналы по интерьеру. Сами по себе они уже произведения искусства верстки и графического дизайна, плюс талант дизайнеров интерьера, текстиля и мебели, особенности фотосъемки – часто известных фотографов (снять хороший интерьер это вам не звезду эстрады на парковке подловить), добавить еще антиквариат и получается, что сублимация творческих идей превращается во что-то априори эстетичное.
И я заряжаюсь этой энергией и получаю вдохновение от каждой составляющей. В этом потоке приходится “остужать” себя, чтобы не перегрузить, не замучить зрителя и себя красотой.
А. Г.: Когда ты поняла, что хочешь продолжать именно в этом стиле и развивать его?
П. Д.: Когда осмелилась на первую выставку в Швейцарии и увидела полный отклик у публики на выставке. Я была еще студенткой и мне тогда казалось, что выставляться имеют право только заслуженные и признанные авторы, члены Союзов художников и тд. А мне 20 с небольшим, и я даже еще не закончила ВУЗ. Вспоминается шутка: “Кто там лысый с бородой? – то художник молодой!”
Но в Женеве публика меня прекрасно приняла, почти без французского и информационной поддержки, были хорошие продажи, что не может не стимулировать.
А. Г.: Как происходит процесс создания коллажа? Интересен сам процесс – от идеи до выбора материалов.
П. Д.: В начале приходит сюжет. Бывали случаи, когда на сюжет меня наталкивала интересная тема конкурса. Например, одна из самых известных и полюбившихся зрителям картина ” Каружский кот” была выполнена в срочном режиме к конкурсу ” Кошка” в швейцарской ассоциации каружских художников Palette Carougeoise, куда меня приняли за месяц до коллективной выставки. По результатам опроса посетителей (они тайно голосовали в бюллетенях) я взяла первое место, что повлияло на мое становление и определенный авторитет в глазах других членов сообщества художников. С тех пор прошло более 5 лет и меня до сих пор вспоминают, как автора знаменитого Каружского кота. Он весь создан из архитектурных элементов это старинного города и каждый мог узнать на коте фото Центрального протестантского храма, витрины главной улицы, знаковые здания и тд.
Но обычно я обращаюсь к своей записной книжке (я их коллекционирую) и размышляю, на какую тему я сейчас хочу “поговорить”. “Говорю” я как правило не одним произведением, а серией из 10/15/20 картин. Раскрываю тему, так сказать.
Иногда в голове я “вижу” коллекцию целиком и начинаю с конца. Подбираю рамы и паспорту или цветовую гамму. Потом фоны. И так от общего к частному, к деталям. Но это не всегда продуманная история. Естественно бывают и спонтанные всплески, и смена курса на середине пути.
Иногда вдохновением является сама бумага. Так, например, бесконечным источником идей являются альбомы орнаментов Вильяма Морриса. Его цитатой можно олицетворить мое отношение к изображению.
«Any decoration is futile when it does not remind you of something beyond itself». — «Любое украшение лишено пользы, если оно не напоминает о чём-либо за пределами самого себя».
Смотря на его эстетические визуальные поиски, я уже представляю, что из этих голубых цветочных орнаментов выйдут прекрасные волны на женевском озере и реке Рона.
Мой фирменный стиль- использовать миллиметровку для изображения кожи, на ней я всегда рисую от руки.
Еще один излюбленный материал- это прозрачные цветные кальки. Игра с прозрачными материалами еще одна особенность для ощущения объема и воздуха.
А. Г.: В твоих произведениях действительно считывается многослойность образов и мыслей.
П. Д.: Безусловно. Это бесконечная игра деталей. Тематические тексты на разных языках, нестандартные решения деталей. Например, стопка книг вместо сережек на картине ” Атмосфера”, иконки айфона на месте ожерелья, корсет в виде истории отращивания бороды из фотокабинки на картине ” Алина. последнее слово за мной”.
Rich Beach – пестрит забавным декором. Золотой кольцо с голубками в виде головного убора, сумка Louis Vuitton вместо волос. В руках веер из мужчин. Дизайнеры Ив Сен Лоран, Том Форд, Валентино, Карл и так далее – все в её руках!
А. Г.: Расскажи немного про московскую выставку. Как она сложилась и почему именно выбор пал на наш клуб Римский-Корсаков?
П. Д.: В Москве я выставилась в первые. Римский-Корсаков – это любовь с первого взгляда. Стены и атмосфера идеально подходят под мою коллекцию, я это сразу почувствовала, и не прогадала. Место чудесное, и, хотя, находясь там я занималась организационными вопросами и экспозицией, но, если выдавалась свободная минутка с чашечкой кофе, уходить оттуда совсем не хотелось. В московском ритме бесконечно мелькающих картинок и впечатлений, хочется побыть в уюте и спокойствии. Мои картины для этой выставки представляют собой коллекцию для дома, интимную и элегантную, на месяц “Римский -Корсаков” стал таким домом. Это не совсем выставочное пространство, не галерея, тем интереснее смотрятся картины среди лепнины, фризов, каминов и антикварной мебели.
В клубе два зала. Один – спокойный манерный женский с персиковым оттенком стен и белой лепниной. Здесь представлена коллекция женских портретов. Некоторые работы уже проданы на вернисаже (мы позволили снять одну картину прямо со стены), и сейчас композиция зала немного изменилась, но прежнему это образы женских характеров, в палитре которых любой узнает либо себя, либо девушку мечты! дерзкие и нежные, смелые и скромные, но всегда элегантные…
Второй зал определенно зеленый мужской. Деревянный декоративная облицовка, камин. В этом пространстве место для созидания. Пространство расширяется с помощью безмятежных альпийских пейзажей, швейцарских озер и швейцарской архитектуры.
Я живу в Женеве и мое бесконечное наслаждение этим городом и окрестностями я попыталась передать в этой экспозиции.
А. Г.: Пейзажи – это отдельная большая тема в твоем творчестве. Последние работы, посвященные швейцарским озерам, очень медитативные. Расскажи, как ты работала над ними.
П. Д.: Озера – это невероятная личная глубина. Дело в том, что, когда я впервые попала на море в возрасте 10 лет, я не умела плавать и в соленой воде так и не научилась, но приехав после лагеря в деревню, я зашла в местный тинистый пруд и поплыла. С тех пор я не останавливалась – я плаваю везде, в любое время года, в любом водоеме, с купальником и без! На воду могу смотреть бесконечно. Постоянное движение вод стараюсь передать визуально.
Швейцарские озера – это калейдоскоп характеров, они такие разные и сложные. Я с таким удовольствием наблюдаю и подмечаю! На выставке ко мне подходили люди, с которыми я не была знакома до этого и рассказывали мне о своих знакомствах с озерами, впечатлениях, лучших видах и ракурсах. Это было так приятно, московская публика разбирается в этих нюансах не хуже местных и это перестает быть экзотикой! Мы на одной волне (швейцарских озер?), и это бесконечно приятно.
А. Г.: Расскажи о планах на будущее. Есть идеи создания новых серий работ?
П. Д.: Тема озер до конца не раскрыта. В Москву я привезла только 3 первые, а коллекция будет большая. Хочу перейти на новые размеры, создавать большие полотна, экспериментировать с разными материалами. Недавно я начала клеить коллажи на холсты, это позволит в дальнейшем обходиться без стекла. Пробую различные техники, клеи, лаки, проверяю материалы на прочность.
Сейчас я так же много работаю на заказ. Портреты и пейзажи полюбились зрителям, и они хотят запечатлеть личную историю. Не только как они выглядят, но их увлечения, настроения и мечты на данном жизненном этапе.